Расположение на карте

Координаты: Широта 44.908720 — Долгота 129.660600


Фотографии

Петроглифы Цюньли

Дата публикации: 06.11.2020 Просмотров: 29


Категория: Петроглифы - Наскальные изображения


Страна: Китай


Дополнительная информация:
Местоположение неточное! в описании точка 44.906194, 129.657389


Описание:

Петроглифы Цюньли

Наскальные рисунки находятся на склонах горы, расположенной в среднем течении реки Муданьцзян (правый приток Сунгари). Гора в этом месте круто обрывается, открывая сложенные из гранита скальные обнажения. На противоположном, левом, берегу реки расположена деревня Цюньли уезда Хэйлинь (пров. Хэйлунцзян). Русло «извилистой реки» (так переводится с маньчжурского языка название Мудань-ула) делает в этом месте изгиб, глубоко вклинивается в сопки и растекается по пойме, поэтому от деревни скалу с рисунками отделяет не менее пятисот метров водной поверхности. Хребет Лаоелин (Лаолин), между склонов которого прорезает своё русло река, своей северной оконечностью примыкает к южным границам Малого Хингана. Т.о., скала с рисунками находится на крайних юго-восточных границах исследованного к настоящему времени ареала хинганских петроглифов. Координаты местоположения по GPS44°54'22.3128'' с.ш., 129°39'26.6364'' в.д., высота над уровнем моря 213,6 м.Живописная гора напротив деревни издавна привлекала внимание местных жителей, пробуждая их воображение. Её внушительные контуры вызывали в их памяти образ великого полководца прошлого, поэтому они называли её утёсы Цзянцзунья –«Скалы полководца». Рисунки на одной из скал были, конечно, давно известны жившим поблизости людям, они именовали скалу Цзыэрлацзы –Скала с нарисованными знаками. Одно из первых письменных упоминаний о наскальных изображениях содержится в «Иланьсяньчжи» («Краеведение уезда Илань»), датированном 1921 г. В тексте сообщается, что в верхнем течении реки есть место, которое называют Цзыэрлацзы, там на отвесной скале видны похожие на иероглифы 
115115надписи на камне. В издании «Нинаньсяньчжи» («Краеведение уезда Нинань»), 1924 г., отмечено, что на расстоянии более 100 кмот уездного города на восточном берегу реки Хуэрхахэ (Муданцзян) на скале просматриваются в хорошую погоду надписи ярко-красного цвета, неизвестно,когда и кем сделанные. В 1958 г, археологи Хэйлунцзянского музея проверяли полученные от местных жителей сведения о рисунках. Прибыв в деревню Цюньли, специалисты осмотрели в бинокль скалы противоположного берега реки и пришли к выводу о том, что там действительно находятся изображения. В 1960 и 1965 годах они продолжили исследование, поднялись на скалу и скопировали композиции. В последующие годы учёные разного профиля неоднократно изучали наскальные рисунки. Особо отметим вклад сотрудника Института археологии памятников Внутренней Монголии, ответственного редактора издательства изобразительного искусства провинции Ляонин Гэ Шаньлиня, который обследовал петроглифы в 1992 г. и посвятил им несколько публикаций123. Т.о., китайские специалисты внесли существенный вклад в изучение петроглифов Цюльли. Однако, во-первых, были обнаружены не все изображения, присутствующиена скальных поверхностях, во-вторых, композиции Цюньли допускают возможность их дальнейшей реконструкции и интерпретации(Илл. 22–23).Согласно нашим наблюдениям 2013 г., в верхней части одной из скал на высоте около 12 м над уровнем воды находятся созданные красной охрой изображения. Это те петроглифы, которые были зафиксированы и описаны китайскими учёными. Некогда, по воспоминаниям старожилов, в малую воду берег перед скалой обнажался. В последние десятилетия в силу техногенных причин, вызвавших повышение уровня реки, подножие скалы находится глубоко под водой. Скальная стенка почти отвесно падает в воду, поэтому подъём непосредственно к рисункам без специального оборудования 123См., например: Гэ Шаньлинь. Новая трактовка эпохи создания петроглифов деревни Цюньли на берегу реки Муданцзян провинции Хэйлунцзян // Северные исторические памятники. –No.4. –2000. –С. 14–21.
116116затруднён, но можно приблизиться на расстояние около 6 м, к тому же, они хорошопросматриваются с лодки. Рисунки находятся на поверхности каменного блока размером около 120 см в длину и 80 см в высоту, сверху он частично защищён карнизом из других блоков. Эта поверхность с рисунками –плоскость 1. Степень сохранности красочного слоя малоудовлетворительна, местами охра сильно выцвела или исчезла под воздействием природных факторов. Однако сохранившиеся фрагменты оставляют возможности для общей фиксации изображений и реконструкции их предполагаемого первоначального облика.Согласно реконструкции и трактовке Гэ Шанлиня, наскальные рисунки Цюньли представляют собой шесть отдельных композиций. На них изображены: 1) бегущий олень; 2) человек, ведущий молодого оленя; 3)стоящий медведь; 4) сидящие рядом под деревом мужчина и женщина; 5) беременная самка оленя без рогов; 6) лодка с участниками рыбной ловли –гребцом и закидывающим невод человеком, рядом с которыми в лодке находится крупная птица, предположительно, баклан.Представленный Гэ Шанлинем материал неоднократно перепечатывался в разныхкитайских публикациях и стал «каноническим».Плоскость 1 была зафиксирована нами при помощи высокочувствительной фотоаппаратуры, а затем подвергнута компьютерной обработке, позволившей контрастно усилить цвет красочного слоя. С учётом результатов компьютерной обработки объекта нами была осуществлена реконструкция образов наскальных рисунков Цюньли. Очевидно, что наши материалы существенно отличаются от реконструкции и интерпретации Гэ Шанлиня. Современное состояние композиций Цюньли допускает вероятность создания их компонентов в разное время, наложения одних рисунков на другие (палимпсестов), безвозвратной утраты важных деталей, что вместе с условностью изображений существенно затрудняет трактовку. Не подлежит сомнению, что главным персонажем наскальных рисунков Цюньли является олень. Олени нарисованы охрой в технике сплошной 
117117заливки. Достоверно можно выявить три бегущих слева направо оленьих фигуры. Очень вероятно, что впереди центральной фигуры оленихи было нарисовано ещё одно изображение оленя, от которого сейчас сохранились фрагменты –удлинённый корпус и шея. Они слабо просматриваются, поэтому были реконструированы Гэ Шанлинем в виде овального пятна и интерпретированы как невод, забрасываемый рыбаком. Изображения оленя типичны для Евразии в целом, как и для Сибири и Дальнего Востока. В религиозном аспекте они чаще всего связаны с промысловой (охотничьей) и репродуктивной магией, умилостивительными обрядами. Нельзя признать однозначно достоверным мнение, согласно которому, на одной из композиций находится изображение человека, тянущего оленёнка. В реальном масштабе композиции видно, что на рисунке изображена фигура крупного животного. Ясно, однако, что на рисунках Цюньли изображена не охота на оленей, а такой тип отношений человека и животного, который свидетельствует об одомашнивании оленя. Поэтому, если интерпретировать фигуры оленей в социальном контексте, допустимо полагать, что они отражали ситуацию доместикации оленей и их образы функционировали не в комплексе промысловой магии, а в системе религиозных верований и практик репродуктивной магии, направленной на обеспечение воспроизводства и здоровья оленьего стада. Создателями рисунков была группа людей, в образе жизни которой олени играли главную роль. Вероятнее всего, это были оленеводы-тунгусы илиих предки, кочевавшие в этой местности в Iтыс. н.э. Природная среда течения реки Муданьцзян соответствует традиционным местам обитания оленеводов и охотников дальневосточной тайги. Известно, что рядом –на берегах Среднего Амура –эвенки кочевали даже в недалёком прошлом.Наскальные изображения плоскости 1 имеют признаки близкого сходства с важным предметом эвенкийской религиозной культуры –наму, ритуальным ковриком. Наму изготавливались из обработанных до состояния замши оленьих шкур (ровдуги), расписывались красящими веществами и 
118118украшались кожаными ленточками и бахромой, кусочками шерсти, тканью. От кумаланов –обычных ковриков из оленьих шкур –наму отличаются, прежде всего, меньшим размером и своим исключительно ритуальными предназначением124.По своему содержанию, а иногда и функциям наму близки наскальным рисункам. Некоторые эвенки еще в недавнем прошлом рассказывали, что прежде люди наносили изображения на скалы, где обитают сэвэки (духи) и которые посещает Энекан Буга, Небесная Бабушка, хозяйка мира. Потом из-за появления иноплеменников эвенки стали рисовать их на кусках оленьих шкур, чтобы уберечь священные рисунки от чужих взглядов. Возможно, эти предания о роли иноплеменников отчасти отражают историческую правду, а может быть, в них больше вымысла. Кочевой образ жизни эвенкийских семей предполагал наличие священных предметов, которые сопутствуют людям на всем протяжении перекочевок. Скалу с рисунками во вьючные сумки не погрузишь и даже на нартах не увезешь. Наму достаточно было свернуть и спрятатьв муручун –коробочку для хранения семейных святынь, которую вместе с другими культовыми предметами возил во вьюках специально выделенный для этой цели белой масти олень –сэвэк.На наму из посёлка Усть-Нюкжа (Амурская область) нанесены изображения солнца, месяца, двух антропоморфных фигур и 11 оленей. Левая антропоморфная фигура изображала человека, хозяина оленьего стада, а правая –Сэвэки, покровитель растительности и животного мира. Этот ритуальный коврик, как и другие, был изготовлен для укрепления благополучия, здоровья эвенкийской семьи и её оленей. С помощью ритуального коврика семья обращалась к духам за помощью.Наму из посёлка Усть-Уркима (Амурская область) принадлежал эвенкийской шаманке Ф.Ф. Павловой (1918 годарождения. Прямоугольная поверхность наму разделена надвое вертикальной красной линией, по обе 124См. об этом подробнее: Забияко А.П., Аниховский С.Э., Воронкова Е.А., Забияко А.А., Кобызов Р.А. Эвенки Приамурья: оленная тропа истории и культуры / Под ред. А.П. Забияко. –Благовещенск, 2012. –С. 169–173.

Шанлинь принял за образ сидящего медведя, изображён одетый в кафтан тунгус, исполняющий ритуальный танец.Если такая интерпретация плоскости 1 верна хотя бы отчасти, тогда можно увидеть в петроглифах Цюньли запечатлённый на камне образ мира. Верхняя часть изображает небо сосветилами и бегущих по нему оленей, а нижняя часть –стойбище, в чумах которого живут люди или духи, предки. Образы небесных оленей, лосей рядом со светилами нередко встречаются на наскальных рисунках территорий, сопредельных хребтам Хингана. Мы не настаиваем на такой космологической трактовке петроглифов Цюньли, допуская её как одну из возможных.При осмотре с лодки и со скальных выступов других участков скалы Цюньли нами была обнаружена поверхность со знаками, сведений о которой нет в имеющихся публикациях, –плоскость 2. Плоскость 2 находится влево от плоскости 1 за уступом скалы на высоте около 6 м от уровня воды. Здесь охрой красного цвета нарисованы два изображения. Цвет охры на плоскости 1 и плоскости 2 сходен. На верхнем рисунке изображена фигура треугольных очертаний со сторонами около 14 см. В центре треугольника просматривается пятно краски. Степень сохранности и условность образа не позволяют однозначно определить его семантику. На нижнем рисунке схематично выведен сплошной заливкой контур животного около 12 см в длину. Вероятнее всего, рисунок символически изображает оленя, повёрнутого головой влево. Образ оленя отражает, как и другие оленьи фигуры петроглифов Цюньли, религиозно-мифологические представления об этом животном и связан в своём функционировании с одним из наиболее распространённых в Евразии типов зоолатрии –культом оленя.Стоит признать, что наша реконструкция наскальных рисунков Цюньли, будучи более достоверной и полной, чем предшествующие, не является завершающим этапом исследования этого замечательного реликта культуры далёкого прошлого. Рано считать, что петроглифы Цюньли –тривиальная 
121121картина быта оленеводов и рыбаков, отмеченная присутствием сидящего медведя.ЮйшаньНаскальный рисунок находится на горе Юйшань, котораярасположена к

docplayer.ru

 

 

 

 

 



Соседние обьекты


Наверх